сайт о магии и не только…

боги

ГуаньиньСегодня (15 июля 2014) в Китае празднуют день «вступления Гуаньинь на путь». И по этому поводу вот вам еще одна легенда.
В одной семье родилась девочка, самая младшая в семье. Родители были уже пожилые, и девочка была как лучик солнца для них. Семья была обычная, она росла, играла, помогала матери.

Однажды, играя рядом с ручьем, ей было видение. Она посмотрела на свое отражение в воде и осознала свою бессмертную сущность.
Девочка тут же побежала к родителям, чтобы поделиться увиденным. Родители ее не очень поняли. Ну кто бы понял: прибегает ребенок, размахивая руками рассказывает про то, что он на самом деле бессмертен, на самом деле не является маленькой девочкой, а чем-то большим, а потом спрашивает, как вспомнить все остальное?
Но в те времена к подобным вещам относились серьезно, и так как родители на знали ответов, то ребенка отдали учиться к ближайшему мудрецу. Это был старый монах, прочитавший множество книг и знавший разные практики. Он передавал ребенку все, что мог передать, уча девочку со всей серьезностью.

Учеба не была простой, так как не все существа в этом мире хотели появления еще одной просветленной.
Не раз и не два враждебные сущности пытались отвлечь девочку от ее пути, сделать так, чтобы она забыла и о своей бессмертной сущности и о своем предназначении. Более того, подошел ее брачный возраст. И множество женихов сваталось за нее. Много прекрасных, умелых молодых людей, так как девочка славилась своей мудростью и красотой, а также чудесными способностями.
«Что, реально их было много?»
«Больше, чем ты думаешь» — и смеется.
Но она отвергла все предложения. И сказала матери, что слышала про то, что в одном месте растет огромное дерево, под которым сидит просветленный-Будда. И она пойдет туда, потому что там надеется получить ответы на свои вопросы.
Место это было очень далеко, путь был неблизкий, особенно для одинокой юной девушки.
И вот оно сердце матери: она приняла выбор своего ребенка и отпустила ее, собрав в дорогу настолько хорошо, насколько было в ее силах.

Это был действительно долгий путь, самолетов тогда еще не изобрели. Она шла пешком по большим дорогам, встречала разных людей, где-то останавливалась на ночлег. Люди удивлялись сначала, что такая милая юная девушка делает на дороге одна. А потом ее одежда поистрепалась, лицо покрылось пылью, она исхудала. И люди перестали обращать на нее пристальное внимание, хотя всегда находились те, кто приглашал ее в свой дом, кормил и подолгу беседовал. По дороге она разговаривала со многими мудрыми и образованными людьми, которые понимали, что перед ними не простая бродяжка.

Наконец, она достигла своей цели.
Она увидела Будду, сидящего под деревом в медитации и, дождавшись своей очереди, подошла к нему со своими вопросами.
В начале путешествия вопросов у нее было много, но под конец осталось совсем ничего, практически один-единственный вопрос и остался.
Так как в те времена и в той местности были патриархальные нравы, а в учении царили догмы и правила, она задала один-единственный вопрос:
«Почему женщина не может быть просветленной?»
Ибо по учению женщина считалась низшим существом, которому необходимо пройти множество перевоплощений, чтобы сначала переродиться в мужчину, а уж потом получить просветление. И этот путь был описан в виде тысячи запретов и ограничений, тысячи правил, которым надо обязательно следовать, иначе ничего не выйдет. А так как передавали ей эти знания мудрые люди, в основном мужчины, учили ее тоже мужчины, начиная со старика-монаха, то можно понять, что другой точки зрения она никогда не встречала.
И Будда ей ответил:
«Это только твой выбор, быть просветленной или нет».

Просветленные  умеют отвечать на вопрос, показывая истину, которая не нуждается в словах и которая пробуждает в нас осознанность. Поэтому она увидела все, как оно есть.

И, сделав выбор, получила просветление.

Первое время она находилась рядом с Буддой, но были вопросы, которые ее так и не отпустили. Она спрашивала себя снова и снова, почему не может достичь Нирваны, как Будда. И получила ответ: потому что когда-то ей помогли осознать свою бессмертную природу, но если она уйдет сейчас, то кто поможет миллионам существ, которые забыли про то, кем они являются на самом деле, забыли истину? Конечно, это был их выбор, но некоторые ушли в тьму неведения настолько далеко, что без посторонней помощи им затруднительно будет выбраться назад.
Она поняла, что хочет нести свет всем этим существам, любому, кто попросит о помощи, и перевоплотилась в тысячерукую Богиню Милосердия.

 

Ходит множество историй о земных воплощениях Гуаньинь. И сейчас я расскажу одну из них.

Жила однажды на свете десятихвостая белая лиса. Жила она на горе, в лесу, в пещере. Жила много лет.
И каждый охотник, считавший себя великим, давал клятву заполучить один из ее хвостов. Считалось, что хвост белой лисы обладал чудодейственной силой. Кому-то не удавалось, но кто-то получал желанный трофей.

И лиса становилась сначала девятихвостой, потом семихвостой, потом треххвостой, а потом и вовсе остался у нее один хвост.
И в соседней деревне однажды родится тот, кто стал великим охотником. И, следуя традиции, пришел он на гору за хвостом белой лисы. Долго гонялся за ней так, что устали они оба. Охотник был настойчив, а лиса уже постарела и убегать становилось все тяжелее.
И вот в один день присел охотник на поваленное дерево, и рядом с ним села однохвостая лиса. Шерсть ее свалялась и стала серой, ребра торчали, глаза были грустные, только единственный хвост сиял белизной так, словно принадлежал совсем другому зверю.

— Зачем ты мучаешь меня, зачем упорствуешь? Ради славы, ради репутации? — спросила она.
— Нет. В нашей деревне есть девушка, которая тяжело больна. И только твой хвост может ее спасти. Из него приготовят лекарство, и девушка выздоровеет.
— Ну хорошо, дам я тебе свой хвост. Но ведь я останусь без хвоста и перестану быть похожа на нормальную лису. Что такое лиса без хвоста? Она больше похожа на человека, чем на лису. Тогда, забрав у меня хвост, ты должен будешь на мне жениться.

И на этом они договорились. Охотник забрал хвост, пообещав вернуться на гору, чтобы жениться на лисе.
Только он забыл рассказать, что был помолвлен с этой больной девушкой. И не собирался выполнять свое обещание. Лиса не могла отдать ему хвост просто так, понимаете? Хотя она устала, но она оставалась лисой. А охотник не собирался отступать. Делать было нечего, все получилось как получилось.

Когда лиса узнала о свадьбе (а охотник не пришел в условленные сроки), она раскопала старую могилу, достала кости женщины и превратилась в человека. В облике женщины она спустилась в деревню и пришла на свадьбу. Встала перед охотником и его невестой, перед их родными и всеми жителями деревни и рассказала эту историю. Рассказала про обещание и про то, что охотник получил ее хвост не своей доблестью, а ее милостью. Сначала ее сочли сумасшедшей. но когда она превратилась в лису, люди поверили.
Кто-то посочувствовал, кто-то начал прогонять лису. Да и охотник выглядел некрасиво, но свадьбу отменять не стали. В конце концов, они люди, а она бесхвостая лиса. И ее попросили прочь.
Но перед тем, как уйти, она подошла к невесте и положила руку ей на живот. Невеста была уже беременна, и лиса это знала. Она сказала: «Ты родишь белого лисенка и принесешь его в условленное место к высокому камню, передашь его мне на воспитание». Она не проклинала, нет, просто отданная сила и неисполненные клятвы тоже имеют свое воплощение. Они были связаны, лиса, охотник и его невеста, так уж получилось. Лису, конечно, слушать никто не стал, прогнали и продолжили праздновать.

Прошло не так много времени, молодая жена родила.
Белого лисенка, маленькую девочку. Но отказываться от ребенка не стала и к лисе его не отнесла. Ребенка спрятали от посторонних глаз под предлогом болезни. Никому не говорили о том, что проклятие лисы сбылось. Ведь тогда выходило, что лиса права, а охотник нет. Но лиса это все же лиса, не человек. Чужая. А люди друг за друга держатся, даже если их соплеменник жесток и несправедлив. И нарушает клятвы.

Очень долго молодая женщина пыталась растить лисенка как свое дитя, но потом поняла, что не справляется. И тогда она пришла в условленное место, к высокому камню и позвала лису.
Лисенок на ее руках крутился и извивался, кусая и царапая мать.
— Я не смогла сделать из нее человека, я не справилась, ты была права.
— Хорошо, я возьму ее. Приходи в день ее совершеннолетия на это же место.

С тем лиса взяла лисенка зубами за шкирку и ушла.
Они жили в ее пещере-логове. Маленький белый лисенок играл в свои лисьи игры и спал на спине своей воспитательницы.
Время шло.
Охотник в очередной раз отправился за приключениями и где-то сгинул без следа. Его вдова не сказать, чтобы сильно горевала, потому что она успела понять цену его словам, клятвам и любви. Она вышла замуж еще раз и родила прекрасных сыновей. Так получилось, что это была удивительная женщина, несущая в своем сердце свет и понимание. Со временем это становилось все яснее.

И вот, в тот день, когда ее старшей дочери-лисе должно было исполнится 18 лет, она пришла к высокому камню.
А лиса и ее воспитанница превратились в демонов, чтобы напугать и проверить решимость женщины забрать свою дочь назад. Та увидела двух страшных демонов, подошла к ним без страха и обняла их. И тогда эти демоны исчезли, а на их месте появились два чудовища. Женщина обняла и их.
Несколько раз лисы меняли обличье, но им так и не удалось напугать женщину, каждый раз она обнимала их с любовью.
И когда превращения закончились, женщина увидела старую бесхвостую лису и молодую девушку, которая немного дичилась присутствия человека.
И лиса сказала, что женщина может забрать свою дочь, которая теперь уже может жить среди людей.

Шло время, молодая лиса освоилась в деревне. Как оно там было, мне неведомо, но через какой-то срок она вышла замуж. И родила маленького белого лисенка. Она не стала пытаться вырастить из него человека, а взяла его на руки и пришла в ту пещеру, где жили они с лисой.

К тому времени лиса стала совсем старой и дряхлой. Зубы ее выпали, мышцы ослабели. Прокормить себя она уже не могла, но и умереть просто так тоже. Она лежала на каменном уступе, когда вошла ее воспитанница с лисенком на руках.
— Смотри, — сказала она, — я родила лисенка-сына. Он маленький и белый, он не человек, он кусает меня за грудь, когда я кормлю его. Я не знаю, как нам быть, я не смогу вырастить его в мире людей. И причиной этого являешься и ты тоже. Мы связаны: ты связана неисполненной клятвой, а мы — проклятием твоей силы.
Старая лиса не могла уже помочь, но и ей уже ничего не помогло бы.
Тогда молодая мать села у нее в изголовье, держа своего сына-лиса на руках, и накормила лису своим молоком. И оставалась с ней до конца, а что там было еще — мне неведомо.

Из пещеры молодая женщина вышла с человеческим ребенком на руках. А старая лиса смогла уйти.

«Она переродилась вновь?»
«Нет, зачем? Она вышла из круга перерождений и стала святой»
«А с женщиной что стало?»

Молодая женщина вернулась в деревню и передала ребенка родне.
А сама пошла на гору и выстроила там храм, который так и стал называться — Храм Белой Лисы. И стоит он точно над той пещерой, в которой жила десятихвостая лиса. Женщина оставила земные привязанности и стала монахиней в этом храме. Сам же храм был построен в память о ее матери и посвящен Гуаньинь, богине милосердия.

Однажды дочь Ра была похищена и спрятана в подземном мире змеем Апопом, который то ли хотел отомстить Ра, то ли влюбился в богиню плодородия. А скорее всего, и то и другое. Много времени провела дочь Ра в заточении, не видя света своего отца и подлунного мира. Не хватало ее сил вырваться из мрака, пока однажды не пообещала она Апопу, что если он выпустит ее на волю, то своего первенца она родит от него.
Слово богини — священно, но родить сына от олицетворения хаоса и мрака она не решалась. Поэтому, превратившись в львицу, она забралась в самый пустынный уголок Нубии, где охотилась и отдыхала. Повстречав там однажды короля львов, она была очарована его силой и родила от него детей. Маленькие львята были необыкновено красивы и умны, но они были всего лишь львятами, рожденными львицей. И формально ее клятва не была нарушена.
Однажды затерянный оазис нашли люди. Тощие, черные и голые с копьями руках и длинными узкими щитами они окружили семью львов. Богиня в образе львицы мало что могла противопоставить им. И практически все ее дети были убиты, кроме последнего, которого она накрыла своим телом.
И тогда горечь потери и ненависть к людям, убившим ее детей и убивающим ее мужа, разбудили в богине яростную Сехмет. Вряд ли люди поняли, что произошло, но никто из охотников, сметенных ураганом ярости, не остался в живых. А окрестные деревни опустели от мора и эпидемий.
Так рассталась Сехмет со своим львом и удалилась с сыном в пустыню.
Она знала, что ее ребенок смертный, что пусть век его будет более долгим, чем век обычного льва, но в конце концов он станет прахом. Горечью наполняло ее это знание.
Тогда обратилась Сехмет в сокола и полетела к престолу Ра, ибо не хотела терять она своего единственнго сына.
О чем они говорили, никому неизвестно, кроме их самих.
Но Ра согласился подарить львенку бессмертие в обмен на возвращение Сехмет. А она не была намерена возвращаться. Заточение в подземном мире изменило ее, опечалило и отвратило от мира богов, тех, кто не смог защитить ее когда-то. Люди, убившие ее детей, вызывали в ней только презрение и желание уничтожить весь их род. Она с удовольствием возвратилась бы в пустыню, но общание есть обещание. Ее прекрасный сын Сет обрел бессмертие, а сама она возвращалась к остальным богам.
Сет рос и становилось ясно, что ему трудно, а порой и не хочется контролировать свой характер. Многое перемешалось в нем. И животная сила и ярость льва, и палящие лучи солнца с жаром пустыни, по которой бродила его мать, отдалившись и от богов и от людей, полная боли и гнева. Он впитал в себя это и многое другое, а больше всего Сехмет тревожило то, что он стал ее первым божественным сыном, рожденным по возвращению в мир. Таким образом, проклятие Апопа частично обрело силу, пусть даже сын и был рожден ею в облике обычной львицы.
Характер Сета стал постоянным камнем преткновения между ним и Гором, которому в его делах непредсказуемость и неуправляемость Сета становились помехой. Гор защищал людей, а Сет был к ним, скажем так, равнодушен. Сехмет по уговору вернулась к богам в своем прежнем обличье Хатхор, а мягкая Хатхор не могла справиться с яростным характером льва. Но Хатхор могла превращаться в Сехмет, и тогда Сет в ее присутствии становился маленьким любимым сыном-львенком. Поэтому получилось так, что в своей светлой ипостаси богиня была разлучена с сыном, а в своей ипостаси яростной львицы — с Гором и другими богами.
Долго искала она золотую середину, но, кажется, нет этому конца и края, поскольку Сет также вечен в своих изменениях.

Так делали боги, теперь так поступают люди…

Сказка, которую мне рассказали. Я уже публиковала ее, а теперь, накануне Самайна, решила выложить и на сайт.

Давным-давно, когда Морриган была юна, на земле царила вечная весна, не знали люди ни холода, ни темных зимних ночей. Морриган бегала по земле наперегонки с весенним ветром, а ноги ее лишь изредка касались травы.

Однажды увидела она табун пасущихся коней. Не знала она, кому они принадлежат, но захотела получить одного из них. А это были лошади Владыки Подземного мира.

Спустилась Морриган в Подземный мир и попросила подарить ей одного из коней. Согласился Владыка, но с одним условием: должна пробыть Морриган в его доме один год и один день, выполняя всю ту работу, которую он попросит. И согласилась она.

У хозяина Подземного мира была старая гончая с длинной рыжей шерстью. Огромны были ее зубы, злы глаза, и никого она не подпускала к себе. Велел хозяин начесать с нее шерсти и спрясть из ее нить. Сделала это Морриган, начесала шерсти с собаки и стала прясть, а рядом с ней пряли три сестры Владыки — три черные ведьмы Подземного мира. Та шерсть, что пряла Морриган в свете яркого очага согревала в холод и лечила болезни. А та шерсть, что спряли ведьмы, несла в себе черное колдовство.

С тех пор так и повелось у людей: собачья шерсть, собранная у зимнего очага, может лечить, но если шерсть прядет ведьма, то она используется для самого черного колдовства.

А еще принесла с собой Морриган три вещи: желудь, орехи с орешника и ветку рябины. Положила их в миску и поставила на полку над очагом до самой долгой ночи года. А в самую долгую ночь спряла длинную нить вплетая в нее лесные плоды. Желудь давал силу и изобилие, орехи понимание и мудрость, а рябина — защиту от злых чар. С тех пор, если женщина в ту же самую ночь спрядет такую нить и повесит над входом в дом, целый год ее дом будет под защитой, а окружающие леса принесут изобильный урожай плодов и ягод.

Так прошел долгий срок за всякой работой, пока не решила Морриган выглянуть наружу. И увидела, что слишком долго ее не было, за это время землю окутали холод и долгая ночь, ибо Владыка Подземного мира обманул ее и сделал дни длиннее обычных. Тогда забрала она свою плату — коня из табуна Владыки, и отправилась домой.

С тех пор в мир пришла зима. А зимние ночи гораздо длиннее летних, и власть жителей Подземного мира в эти времена царит на земле.