сайт о магии и не только…

мифы

ГуаньиньСегодня (15 июля 2014) в Китае празднуют день «вступления Гуаньинь на путь». И по этому поводу вот вам еще одна легенда.
В одной семье родилась девочка, самая младшая в семье. Родители были уже пожилые, и девочка была как лучик солнца для них. Семья была обычная, она росла, играла, помогала матери.

Однажды, играя рядом с ручьем, ей было видение. Она посмотрела на свое отражение в воде и осознала свою бессмертную сущность.
Девочка тут же побежала к родителям, чтобы поделиться увиденным. Родители ее не очень поняли. Ну кто бы понял: прибегает ребенок, размахивая руками рассказывает про то, что он на самом деле бессмертен, на самом деле не является маленькой девочкой, а чем-то большим, а потом спрашивает, как вспомнить все остальное?
Но в те времена к подобным вещам относились серьезно, и так как родители на знали ответов, то ребенка отдали учиться к ближайшему мудрецу. Это был старый монах, прочитавший множество книг и знавший разные практики. Он передавал ребенку все, что мог передать, уча девочку со всей серьезностью.

Учеба не была простой, так как не все существа в этом мире хотели появления еще одной просветленной.
Не раз и не два враждебные сущности пытались отвлечь девочку от ее пути, сделать так, чтобы она забыла и о своей бессмертной сущности и о своем предназначении. Более того, подошел ее брачный возраст. И множество женихов сваталось за нее. Много прекрасных, умелых молодых людей, так как девочка славилась своей мудростью и красотой, а также чудесными способностями.
«Что, реально их было много?»
«Больше, чем ты думаешь» — и смеется.
Но она отвергла все предложения. И сказала матери, что слышала про то, что в одном месте растет огромное дерево, под которым сидит просветленный-Будда. И она пойдет туда, потому что там надеется получить ответы на свои вопросы.
Место это было очень далеко, путь был неблизкий, особенно для одинокой юной девушки.
И вот оно сердце матери: она приняла выбор своего ребенка и отпустила ее, собрав в дорогу настолько хорошо, насколько было в ее силах.

Это был действительно долгий путь, самолетов тогда еще не изобрели. Она шла пешком по большим дорогам, встречала разных людей, где-то останавливалась на ночлег. Люди удивлялись сначала, что такая милая юная девушка делает на дороге одна. А потом ее одежда поистрепалась, лицо покрылось пылью, она исхудала. И люди перестали обращать на нее пристальное внимание, хотя всегда находились те, кто приглашал ее в свой дом, кормил и подолгу беседовал. По дороге она разговаривала со многими мудрыми и образованными людьми, которые понимали, что перед ними не простая бродяжка.

Наконец, она достигла своей цели.
Она увидела Будду, сидящего под деревом в медитации и, дождавшись своей очереди, подошла к нему со своими вопросами.
В начале путешествия вопросов у нее было много, но под конец осталось совсем ничего, практически один-единственный вопрос и остался.
Так как в те времена и в той местности были патриархальные нравы, а в учении царили догмы и правила, она задала один-единственный вопрос:
«Почему женщина не может быть просветленной?»
Ибо по учению женщина считалась низшим существом, которому необходимо пройти множество перевоплощений, чтобы сначала переродиться в мужчину, а уж потом получить просветление. И этот путь был описан в виде тысячи запретов и ограничений, тысячи правил, которым надо обязательно следовать, иначе ничего не выйдет. А так как передавали ей эти знания мудрые люди, в основном мужчины, учили ее тоже мужчины, начиная со старика-монаха, то можно понять, что другой точки зрения она никогда не встречала.
И Будда ей ответил:
«Это только твой выбор, быть просветленной или нет».

Просветленные  умеют отвечать на вопрос, показывая истину, которая не нуждается в словах и которая пробуждает в нас осознанность. Поэтому она увидела все, как оно есть.

И, сделав выбор, получила просветление.

Первое время она находилась рядом с Буддой, но были вопросы, которые ее так и не отпустили. Она спрашивала себя снова и снова, почему не может достичь Нирваны, как Будда. И получила ответ: потому что когда-то ей помогли осознать свою бессмертную природу, но если она уйдет сейчас, то кто поможет миллионам существ, которые забыли про то, кем они являются на самом деле, забыли истину? Конечно, это был их выбор, но некоторые ушли в тьму неведения настолько далеко, что без посторонней помощи им затруднительно будет выбраться назад.
Она поняла, что хочет нести свет всем этим существам, любому, кто попросит о помощи, и перевоплотилась в тысячерукую Богиню Милосердия.

 

Ходит множество историй о земных воплощениях Гуаньинь. И сейчас я расскажу одну из них.

Жила однажды на свете десятихвостая белая лиса. Жила она на горе, в лесу, в пещере. Жила много лет.
И каждый охотник, считавший себя великим, давал клятву заполучить один из ее хвостов. Считалось, что хвост белой лисы обладал чудодейственной силой. Кому-то не удавалось, но кто-то получал желанный трофей.

И лиса становилась сначала девятихвостой, потом семихвостой, потом треххвостой, а потом и вовсе остался у нее один хвост.
И в соседней деревне однажды родится тот, кто стал великим охотником. И, следуя традиции, пришел он на гору за хвостом белой лисы. Долго гонялся за ней так, что устали они оба. Охотник был настойчив, а лиса уже постарела и убегать становилось все тяжелее.
И вот в один день присел охотник на поваленное дерево, и рядом с ним села однохвостая лиса. Шерсть ее свалялась и стала серой, ребра торчали, глаза были грустные, только единственный хвост сиял белизной так, словно принадлежал совсем другому зверю.

— Зачем ты мучаешь меня, зачем упорствуешь? Ради славы, ради репутации? — спросила она.
— Нет. В нашей деревне есть девушка, которая тяжело больна. И только твой хвост может ее спасти. Из него приготовят лекарство, и девушка выздоровеет.
— Ну хорошо, дам я тебе свой хвост. Но ведь я останусь без хвоста и перестану быть похожа на нормальную лису. Что такое лиса без хвоста? Она больше похожа на человека, чем на лису. Тогда, забрав у меня хвост, ты должен будешь на мне жениться.

И на этом они договорились. Охотник забрал хвост, пообещав вернуться на гору, чтобы жениться на лисе.
Только он забыл рассказать, что был помолвлен с этой больной девушкой. И не собирался выполнять свое обещание. Лиса не могла отдать ему хвост просто так, понимаете? Хотя она устала, но она оставалась лисой. А охотник не собирался отступать. Делать было нечего, все получилось как получилось.

Когда лиса узнала о свадьбе (а охотник не пришел в условленные сроки), она раскопала старую могилу, достала кости женщины и превратилась в человека. В облике женщины она спустилась в деревню и пришла на свадьбу. Встала перед охотником и его невестой, перед их родными и всеми жителями деревни и рассказала эту историю. Рассказала про обещание и про то, что охотник получил ее хвост не своей доблестью, а ее милостью. Сначала ее сочли сумасшедшей. но когда она превратилась в лису, люди поверили.
Кто-то посочувствовал, кто-то начал прогонять лису. Да и охотник выглядел некрасиво, но свадьбу отменять не стали. В конце концов, они люди, а она бесхвостая лиса. И ее попросили прочь.
Но перед тем, как уйти, она подошла к невесте и положила руку ей на живот. Невеста была уже беременна, и лиса это знала. Она сказала: «Ты родишь белого лисенка и принесешь его в условленное место к высокому камню, передашь его мне на воспитание». Она не проклинала, нет, просто отданная сила и неисполненные клятвы тоже имеют свое воплощение. Они были связаны, лиса, охотник и его невеста, так уж получилось. Лису, конечно, слушать никто не стал, прогнали и продолжили праздновать.

Прошло не так много времени, молодая жена родила.
Белого лисенка, маленькую девочку. Но отказываться от ребенка не стала и к лисе его не отнесла. Ребенка спрятали от посторонних глаз под предлогом болезни. Никому не говорили о том, что проклятие лисы сбылось. Ведь тогда выходило, что лиса права, а охотник нет. Но лиса это все же лиса, не человек. Чужая. А люди друг за друга держатся, даже если их соплеменник жесток и несправедлив. И нарушает клятвы.

Очень долго молодая женщина пыталась растить лисенка как свое дитя, но потом поняла, что не справляется. И тогда она пришла в условленное место, к высокому камню и позвала лису.
Лисенок на ее руках крутился и извивался, кусая и царапая мать.
— Я не смогла сделать из нее человека, я не справилась, ты была права.
— Хорошо, я возьму ее. Приходи в день ее совершеннолетия на это же место.

С тем лиса взяла лисенка зубами за шкирку и ушла.
Они жили в ее пещере-логове. Маленький белый лисенок играл в свои лисьи игры и спал на спине своей воспитательницы.
Время шло.
Охотник в очередной раз отправился за приключениями и где-то сгинул без следа. Его вдова не сказать, чтобы сильно горевала, потому что она успела понять цену его словам, клятвам и любви. Она вышла замуж еще раз и родила прекрасных сыновей. Так получилось, что это была удивительная женщина, несущая в своем сердце свет и понимание. Со временем это становилось все яснее.

И вот, в тот день, когда ее старшей дочери-лисе должно было исполнится 18 лет, она пришла к высокому камню.
А лиса и ее воспитанница превратились в демонов, чтобы напугать и проверить решимость женщины забрать свою дочь назад. Та увидела двух страшных демонов, подошла к ним без страха и обняла их. И тогда эти демоны исчезли, а на их месте появились два чудовища. Женщина обняла и их.
Несколько раз лисы меняли обличье, но им так и не удалось напугать женщину, каждый раз она обнимала их с любовью.
И когда превращения закончились, женщина увидела старую бесхвостую лису и молодую девушку, которая немного дичилась присутствия человека.
И лиса сказала, что женщина может забрать свою дочь, которая теперь уже может жить среди людей.

Шло время, молодая лиса освоилась в деревне. Как оно там было, мне неведомо, но через какой-то срок она вышла замуж. И родила маленького белого лисенка. Она не стала пытаться вырастить из него человека, а взяла его на руки и пришла в ту пещеру, где жили они с лисой.

К тому времени лиса стала совсем старой и дряхлой. Зубы ее выпали, мышцы ослабели. Прокормить себя она уже не могла, но и умереть просто так тоже. Она лежала на каменном уступе, когда вошла ее воспитанница с лисенком на руках.
— Смотри, — сказала она, — я родила лисенка-сына. Он маленький и белый, он не человек, он кусает меня за грудь, когда я кормлю его. Я не знаю, как нам быть, я не смогу вырастить его в мире людей. И причиной этого являешься и ты тоже. Мы связаны: ты связана неисполненной клятвой, а мы — проклятием твоей силы.
Старая лиса не могла уже помочь, но и ей уже ничего не помогло бы.
Тогда молодая мать села у нее в изголовье, держа своего сына-лиса на руках, и накормила лису своим молоком. И оставалась с ней до конца, а что там было еще — мне неведомо.

Из пещеры молодая женщина вышла с человеческим ребенком на руках. А старая лиса смогла уйти.

«Она переродилась вновь?»
«Нет, зачем? Она вышла из круга перерождений и стала святой»
«А с женщиной что стало?»

Молодая женщина вернулась в деревню и передала ребенка родне.
А сама пошла на гору и выстроила там храм, который так и стал называться — Храм Белой Лисы. И стоит он точно над той пещерой, в которой жила десятихвостая лиса. Женщина оставила земные привязанности и стала монахиней в этом храме. Сам же храм был построен в память о ее матери и посвящен Гуаньинь, богине милосердия.

Жил-был один дракон.
Он был не слишком юн и не очень стар, а только-только вступил в пору зрелости.
Как и любой дракон, жил он в горах, а летал над лесами, лугами, овечьими отарами и людскими деревнями.
Поля, леса и луга проносилось перед его глазами, сезон за сезоном, год за годом. Они зеленели, потом желтели, потом покрывались снегом, а потом зеленели вновь. Люди пасли своих овец в горах, и дракон мог наблюдать их жизненные циклы так же, как он наблюдал жизненные циклы земли.
Сначала ему было непонятно, потом интересно, а со временем он привык, и привычка превратилась в скуку. Скука заставила его мысли искать новые пути и смыслы. Год за годом он наблюдал одно и то же: неровные края отар, кривые границы деревень… пастухи пасли овец в старых местах, когда в других было полно травы. Они не выгоняли овец в нужные сезоны и не загоняли своевременно. Деревни стояли в неудачных местах и вообще все было как-то бестолково и неаккуратно.
С высоты видно гораздо больше, чем с земли, а существу с долгим сроком жизни открываются иные закономерности, чем тем, чья жизнь насчитывает не более ста лет.
Дракон понял, что люди все делали неправильно. И это стало его раздражать. Раздражать настолько, что в один прекрасный день он решил, что надо все изменить. Поля должны стать ровнее, пастухи должны учитывать другие циклы, дома надо строить по-новому. И тогда мир заработает как совершенный механизм, станет безупречным в своей эффективности и ясности связей.
И он превратился в человека.
Высокий седой старик в коричневой рясе, с резным посохом стоял у высокого дуба на холме. Его седая борода и величественный вид не оставляли сомнений в его мудрости. Дракон очень старался.
Он дожидался пастуха, который как раз гнал свою отару мимо холма. Конечно, пастуху было любопытно и боязно, он слышал про мудрецов, но никогда их не видел. Конечно, он подошел на зов и вступил в разговор. И узнал, что мудрец пришел учить их жить по-новому, жить правильно и согласно законам природы и разума.
«И что было потом?»
«А ты как думаешь?»
«Его убили, да?» Расколотый посох в грязи, рваная ряса, возбужденная толпа.
«Ну почти, это было закономерно»
Придуманные им правила встретили в штыки. Он понял,что не смог донести людям свою мысль. И еще он понял, что этим миром могли управлять только те, кто его создал.
«Боги?»
«Нет, но люди их так называют»
Он пытался изменить мир снаружи, а надо было менять его изнутри. Он должен был понять людей и найти решение.
Тот же холм, тот же дуб, под дубом стоит мальчишка в белой рубашке. Он спускается вниз, в деревню, чтобы найти для себя работу. В этот раз он выглядел как обычный мальчишка, быть может, чуть чище и чуть симпатичнее сверстников.
Он нанялся помощником к пастуху. Тому самому, с которым встретился в первый раз, только постаревшему: должно было пройти время, чтобы о мудреце в той деревне подзабыли. Они ходили высоко в горы, в холод, туманы и самую непогоду. Старик был упрям и оставался на пастбищах до самого последнего дня перед холодами. И он добирался до самых дальних пастбищ, до которых мало кто доходил.
Горы прекрасны с высоты полета, но с земли они не менее красивы.Туман, переползающий через хребты, солнце, освещающее вершины и склоны, холод ночью и жара днем, ручьи, долины, скалы и огромные валуны. Был уже самый конец лета, когда они добрались до долины, в которой стоял небольшой храм местных богов. Храм был практически заброшен, с крышей, требующей ремонта и с полом, усыпанным прошлогодними листьями. Сразу было видно,что мало кто туда заходит, а священник давно не проводит там службы. Вот и старик намеревался пройти мимо.
И очень удивился, когда мальчишка-помощник вдруг бросился к этому храму бегом. А он бежал, потому что нашел, наконец, то, что искал. Его уже не интересовала ни отара, ни старик, ни горы. Ему нужен был храм и возможность обратиться к старым богам.
И он вошел в храм, встал на колени перед алтарем, обвел взглядом лики на стенах и задал тот вопрос, который крутился у него в голове все это время. Тот самый, об устройстве мира.
И получил ответ.
Боги говорят со всеми, кто готов их слушать и слышать, со всеми, кто готов внимать им. Дракон ли ты, мальчишка или дракон в образе мальчишки. Неважно.
Мне сложно передать словами то, что ему показали. И сложно описать то озарение, которое его постигло. Просто он увидел все, как есть, он увидел самого себя — и это было самое главное. И еще какое-то время он стоял на коленях там, перед алтарем, раскинув руки. Тонкая фигура в золотом свете в старом заброшенном храме.
Он не вернулся к старику. Более того, когда старик вошел в храм, там никого не было. Ни мальчика, ни, тем более, дракона. Только яркий столб света в центре, солнечный луч, проходящий через дырку в старой прохудившейся крыше.
Потом про эти места говорили, что они святые.
Люди еще много чего говорили, но нет смысла запоминать все слухи, которые ходят, когда знаешь правду о том, как оно было на самом деле.

Совсем в древние времена это было. Такие древние и дикие, когда люди жили в землянках, верили в старых богов и приносили им жертвы. Думаете, откуда тыквы в Хеллоуин пошли? Да вот еще с тех времен, когда верили люди, будто в темное время года грань между мирами становится все тоньше. А в некие дни она настолько тонка, что мир людей и подземный мир соединяются в одно. Тогда умершие могут попасть в мир живых точно также, как и живые, заплутав, оказаться в мире мертвых. Боязно было людям, вот и старались отпугнуть пришельцев страшными рожами из тыкв да факелами, расставленными по периметру деревни.

Бедная была деревня, да уж какая была. И жил в деревне этой парень один, не юный уже, но и не пожилой, а в самом расцвете мужской зрелости. Жил со своей старухой-матерью, что по тем временам было совсем не принято. Тогда стариков, потерявших пользу для племени, отселяли на край деревни, подкармливали иногда объедками, а в голодные времена и того не давали. Такие обычаи были.

А парень этот против обычаев пошел и никто не знает, почему. Даром бы мать его была в здравии, так нет — ссохшаяся, страшная и слепая старуха, ни к чему не пригодная, да и характер у нее был под стать внешности. Боялись ее.

Сколько парня не уговаривали, упрямился. То ли так любил мать, то ли боялся, кто знает. И жену в дом не привести, ни одна не пойдет со старухой под одной крышей жить второй хозяйкой. И у соплеменников за это не в почете был. Хотя сам статный, ладный и добытчик хороший. А все так без жены и жил.

Даже когда полюбила его девушка одна, не мог ее в дом привести. Вождь так и сказал: отводи мать куда положено, приводи в дом жену, иначе никак. А он все вокруг да около ходил, но мать не выселял.

И возлюбленная его все замуж не шла ни за кого, а время-то шло.

Совсем плохо получалось, не по-людски. Вот и решили на совете ее замуж выдать. Как положено, попросили жреца посмотреть ее судьбу: кому лучше отдать, своим, в соседнюю деревню или совсем далеко куда? Жрец же, посмотрев на звезды, спросив у воды, огня и земли, ответил следующее. Ждет ее, говорит, скорая смерть, не позже, чем этой зимой. И предложил, пока не поздно, выдать замуж во вражеское племя ради примирения. Не жалко, дескать, если там помрет, а нам польза будет.

На том и порешили.

Вот и пропала последняя надежда у парня. И так странным считали, а тут еще любимую судьба отбирает. Кому рассказать о такой беде? Матери только пожаловаться на злую судьбу.

А старуха, надо сказать, еще прясть могла. Глаза не видели, но руки помнили. Поэтому пряла она, что дадут. Все пряла, даже самую плохую шерсть. И вот попросила она сына шерсти набрать старой. И медвежьей, и волчьей, и собачьей, и всякого разного, что хорошая хозяйка и в руки бы не взяла.

Напряла целый большой клубок, и велела парню любимую его привести к ней тайком.

И ночью, дав им клубок, рассказала, куда идти да что делать.

И пошел парень со своей любимой за деревенскую ограду в такую пору, когда люди из дома-то боялись выходить. И если бы кто наблюдал за ними, то увидел бы, как двое стояли перед высоким холмом в темную пору, да говорили какие-то слова, а потом к ним вышли. И как парень долго рассказывал, а после, выслушав ответ, кивнул головой. Тогда открылся перед ними проход в холме, а больше никто их и не видел.

Хотя, вот, если не врут, видели этого парня или похожего на него, на побережье. Он в море ходил на корабле, а на берегу ждала его красавица-жена. Далеко от той деревни, так что, может, и не они вовсе.

А еще говорят, что когда двое шли внутри того, что в мире людей было холмом, вел их клубок, сплетенный из грубой и некрасивой шерсти.

И еще говорят, что время это, между Самайном и Йолем, настолько близко сводит миры вместе, что знающие да смелые могут судьбу свою изменить, отвести от себя неотвратимое, найти дорогу в новую жизнь.