сайт о магии и не только…

путь

Вот вы меня сейчас в цинизме упрекнете. Скажете: «Ну кому нравится страдать? Ведь страдания — это по-настоящему, это всерьез». Ага. Да-да. Конечно всерьез. Иначе было бы совсем неинтересно. У нас все всерьез. И Стрррадания, и большая Любоффь, и Стрррашные Вррраги, и прочая-прочая-прочая.

Итак, о страдании подробнее.

Уверяю вас, это очень вкусная и интересная игра. Страдать можно каждый раз по-разному, находя все новые и новые способы. Страдать можно сильно, можно послабее. Страдать можно громко, тихо или навязчиво. Страдать можно молча! Вспомните, сколько фильмов посвящено молчаливому страданию. Коммунисты перед расстрелом, христиане на арене Колизея (римляне, конечно, не принимали страданий христиан всерьез, но христиане не обращали на это внимание).

Да, страдать можно серьезно. Сделав соответствующее выражение лица и общий мученический вид. Страдать можно как бы несерьезно. Напустив на себя показное веселье, выдавливая улыбку из сведенных судорогой стрррадания губ. Главное, чтобы зрители осознали и прониклись — здесь страдают!

Страдать вообще-то можно по любому поводу, но лучше — за идею.

Потому что страдать из-за того, что на тебя наорали в ЖЭКе можно, если это произошло в первый раз. Ну во второй. Но страдать по этому поводу 10 лет подряд не прокатывает. Ведь большинству людей понятно, что в конце концов можно было и самому наорать. Так что пользы от таких примитивных страданий никакой. Кроме внутреннего употребления (в кругу семьи и близких, таких же страдальцев на всю голову) страдания хронической жертвы ни на что не пригодны.

Нет-нет, надо страдать за идею! Еще лучше, если она будет высокой, это один из самых эффектных видов страданий. Во-первых, это страдание возвышенное. Люди уважают, когда другие страдают за идею. До введения христианства это было не очень понятно, но пара тысячелетий сделала свое дело. Страдать стало модно.

Барышни в корсетах — и чего, спрашивается, страдали? А вот! Не думаю, что мужчинам был принципиально важен размер талии (тем более рано или поздно корсет приходилось снимать). Но — идея! Куча баб портила себе здоровье ради чего? Ради образа хрупкого эфемерного создания, к которому и с плотскими желаниями подойти-то было страшно. Повторю еще раз — здоровье против образа чего-то там. Выдуманного, а потому нежизнеспособного. Но — стрррадали всерьез! В обмороки падали, уксус пили, ребра удаляли. Мерли родами и вообще от всякой-разной чахотки как мухи.

И терпели. И дочерям своим терпеть завещали. А знаете, как это вкусно — терпеть страдания ради мужиков, которые, гады, еще и не ценят. Которые еще и шляются неизвестно где. А они, страдалицы, все в белом — страдают же. А значит, за дело.

Вот, кстати, еще одна часть этой игры. Если тебе вдруг приспичило пострадать, да пусть даже так просто, то повод для этого обязательно найдется. Так уж мы устроены, просто так страдать не умеем. Обязательно подтянем себе для этого повод. Неприлично же страдать без повода, впрочем, как и радоваться.

Повод может быть любой, но главное, убедительный для самого страдальца. Скажем, профессиональному психологу было бы смешно страдать по поводу того, что муж подарил тете Мане из соседнего подъезда новую шубу. Потому что он же знает, что на такие темы страдать глупо. Он лучше найдет себе что-нибудь более убедительное, какой-нибудь травмирующий эпизод из детства, например. А вот тете Соне из того же самого подъезда новая шубка соседки — как раз отличный повод пострадать, а заодно поскандалить с мужем. Если к 18 годам девица еще не страдала из-за неразделенной любви, то, считай, не жила по-настоящему. Каждая девица должна страдать из-за этого! Порыдать в подушку как можно убедительней, позлится на соперницу, сменить имидж (вдруг он таких любит?) и т.п.

Некоторые еще и привороты вешают один за другим, но, положа руку на сердце, ежели эти привороты срабатывали бы, был бы повод пострадать? То-то и оно.

Разумеется, без зрителей страдать невозможно. Иначе, кто оценит твои страдания? Ты сам? Ну раз оценил «ах, я страдаю, оказывается!», ну два, три┘ в конце-концов приедается. Дети поступают просто — они собирают толпу. Родственников ли, других взрослых. Заметьте, других детей они в это дело втягивают крайне редко, потому что прекрасно понимают, что страдают понарошку, не всерьез. И знают, что другие дети в курсе этой игры, потому что не дураки сами разыграть нечто подобное. Зато если зрителями становятся сочувствующие взрослые, тем более, охающие бабушки и дедушки, то из ребенка может вырасти вполне себе профессиональный страдалец. Он с детства приучен получать массу внимания, сочувствия, конфеток и поглаживаний по голове, если сумел грамотно развести на зрителей.

Зрителям нужно выдавать именно то, что заставит их проникнуться вашими страданиями. Вряд ли страдания жены олигарха из-за трехкаратного бриллианта в кольце вызовут отклик в толпе обычных людей. Зато ее же страдания на тему «раба любви» и «богатые тоже плачут» получат массовое одобрение и поддержку.

В принципе, современные певцы и музыканты вполне неплохо зарабатывают деньги на стрррадании в том числе. Те, кто попопсовее, пишут песенки на тему «я его любила, он меня бросил, я страдаю». Те, кто причисляет себя к неформалам, выдают на гора страдания иного толка: про непонимание, про прежние героические времена и «эх, негде стало развернуться», про ментовский беспредел и прочую муть. Особенно умиляет, когда наркомания и алкоголизм также возводятся в ранг возвышенных страданий.

Кстати, о непонятости в этом отдельно взятом Мире, о прежних временах, эльфах, битвах Великих магов и прочая. Тоже очень себе повод, чтобы приятно пострадать. Те, кто не умеет работать с прошлыми жизнями, страдают так себе, тихо и незаметно. Такие сами в себе непонятые эльфы. Можно, правда, найти себе единомышленников и страдать командой, многие так и делают.

Зато тому, кто умеет и знает, как поднять прежние воспоминания (в приукрашенном, разумеется, виде, который на профессиональном сленге называется «голливуд»), страдать самое оно. Тут тебе и драма, и интрига, и предательский нож в спину, и ты весь в белом, а ежели еще и большая любоффь — совсем красота получается. Можно заморочиться поиском прошлой Любови, «той самой, которая настоящая». Можно поднять себе картинку, где тебя сжигают или протыкают копьем, и наслаждаться по полной программе. Главное, обычным-то людям с их приземленным бытом и не понять, над чем ты так долго и упоительно страдаешь. Конечно, хорошо бы шепнуть паре-тройке доверенных друзей, что «в прошлом тебя злые враги лишили магического дара» и тогда страдать на полную катушку уже при полном шоколаде. И зрители есть, и все остальные не понимают твоих возвышенных чувств — чем не дополнительный повод?

Тема игры в страдание бесконечна. Смотрите, наблюдайте, учитесь. Страдайте, в конце концов, если уж так хочется. Но только помните, что это не более, чем игра.

Как много спекуляций, идеализаций, а то и откровенной лжи навешано вокруг этого простого понятия — заботы о благе других.

Оправдывая заботой о ком-то собственные действия, люди автоматом перекидывают ответственность за эти действия на других.

«Я воровал ради блага семьи!» — а семья об этом и знать не знала, однако ж, вот как все повернулось. Теперь семья, оказывается, еще и несет ответственность за действия вора. Не было бы семьи, он бы не воровал, так что ли?

«Я наказываю тебя ради твоего же блага, чтобы ты вырос приличным человеком!» — а этот самый будущий «приличный человек» стоит весь в слезах, он напуган и не понимает, что происходит. Его побили, запугали, и из всего процесса воспитания он понял только то, что он ужасно плохой. И все это — ради его же блага. А он еще слишком глуп, чтобы это понять.

Ключевым понятием такой заботы является то, что человек решил за близких, как им будет лучше. Фактически, он придумал себе, что знает, как правильно, лучше для тех, кому собирается сотворить «благо». Сведя их собственную роль по отношению к их собственной жизни к нулю. Близкий для него — эдакий бестолковый болванчик, который сам ничего не может и не умеет. Зато тот, кто заботится, он о-го-го! Он крут, лучше всех все знает. Если бы не он, где бы они были сейчас. ЧСВ не напоминает?

Либо такими утверждениями прикрывает свои истинные намерения и ищут оправдания самим себе. «Если что — я не виноват! Это они такие дураки, что не могут позаботиться о самих себе».

У многих пожилых женщин забота о благе близких является навязчивой идеей. Они живут этой заботой, они живут ради этой заботы. Когда-то они сложили ответственность с себя за свою собственную жизнь, решив принести ее в жертву близким людям (мужу, детям, родне). Они так упорно не хотят решать собственные проблемы и смотреть на собственную жизнь, что с головой погружаются в заботу об окружающих.

«Святая женщина! Она им всю жизнь отдала, а они, неблагодарные, хоть бы спасибо сказали!» И такая заботливая Жертва — вся в белом с головы до пят. На все есть оправдание и моральное право — требовать. Требовать внимания, требовать сочувствия, требовать благодарности.

Да, вот только свои проблемы от этого никуда не делись, но это уже лирика, верно? Ведь такая жертва всегда права. И не надо смотреть ни на какие проблемы. Вся ее проблема — в черствости и непонимании окружающих. И это Самая Важная Проблема в ее жизни.

К вопросу заботы о близких относятся и┘ привороты. Те, которые сделаны под влиянием «чистой любви». Когда у приворотчика лезет масса совершенно противоречивых эмоций, которые он оправдывает тем, что «я же его люблю, его же никто так не полюбит, он-то, дурак, не понимает, что я ему только блага желаю». И всю эту массу — на голову жертвы. С полной уверенностью в собственной правоте.

Такая забота о других — это оправдание своего желания решать за других, вмешиваться в их жизнь без спроса.

Многие играют в эту игру неосознанно. Еще бы. Забота о благе других воспевается во всех произведениях искусства испокон веков. Вернее, я бы сказала, со времен христианизации.

Смотрите, что происходит — забота о других, жертвование себя во благо других стало символом любви. Это же Святое! Правда? Ведь Иисус умер, чтобы спаси людей — это стало аксиомой. И никому даже в голову не приходит логическая неувязка. Каким образом один человек своей смертью мог помочь миллионам других людей, которые жили себе и жили?

Не могу не процитировать Николая Козлова (оригинал лежит тут):

«Самое сердце, фундамент, на котором стоит христианство, ≈ это искупительная жертва Христа. Помните: чтобы спасти человечество, Господь Бог не пожалел своего единородного сына и послал его на землю, к людям, где тот прошел свой страшный путь страданий ≈ крестный путь. Своей жертвой Христос искупил грехи человечества и открыл людям путь к спасению.

По-моему, я ничего не переврал.
Так вот, помогите мне немного разобраться. Я понимаю, КТО был принесен в жертву ≈ Иисус Христос. Я понимаю, КТО принес Христа в жертву ≈ Господь Иегова. Но мне непонятно:

КОМУ был принесен Иисус Христос в жертву?

Этот вопрос как-то никто не задает, тем более на него никто не отвечает.

Ну неинтересно как-то, что ли?
И дикари, и цивилизованные дикари жертвы приносят всегда кому-то: тому, кого надо умилостивить, от кого зависит их жизнь и судьба.

Чтобы жертва приносилась НИКОМУ ≈ что-то я такого не припомню. И если НИКОМУ, то тогда ≈ ЗАЧЕМ?
Поэтому из мыслимых ответов я вижу только один: жертва была принесена тому, от кого зависела судьба человечества, ≈ Господу же Иегове.

Если я правильно понял, своего единородного сына Он Сам Себе принес в жертву и Сам Себя таким образом умилостивил.

Такое нормальное самообслуживание.
Аминь. »

(Я бы еще спросила зачем вообще нужна жертва?)

Логика где? Можете ответить, что все, что относится к области мистики нелогично и непознаваемо. Ага, тогда стало бы оно тогда так активно веками внедряться в массы.

Логика тут вот где. Очень удобно управлять массами людей, для которых Жертва стало синонимом высшего чувства, которые готовы забыть о себе (особенно, если им вбивать в голову мысль об их вечной греховности и неискупном долге), принести свою жизнь в жертву уже неважно чему. Был бы лозунг. Стадо рабов, которые считают совершенно нормальным и естественным, если кто-то вдруг требует от них принести себя в жертву во имя… ну чего-то там, маскируемого словом «Любовь».

Это насаждается в умах людей с самого младенчества. Это — основа европейской цивилизации. Сдается мне, изначально концепция христианства была немного другая, однако же, столько народу правило и трактовало первоисточники, решало быть реинкарнации или не быть, что истина давно утеряна во тьме веков.

И все это привело к тому, что множество народа играет в заботу. Ради оправдания самих себя. Ради манипуляций другими, ради нежелания нести ответственность за собственную жизнь, ради этого сладкого права — решать за других, не неся при этом никакой ответственности.

Вы решили позаботиться о близком человеке? Спросите, что ему нужно. Вы мечетесь в предчувствиях «мне кажется, у него неприятности, все плохо!», так решите уже, как и чем вы можете помочь, а потом спросите, требуется ли ваша помощь и забота. И если да, то в каком именно объеме. Чтобы потом искренне не возмущаться чужой черствостью и неблагодарностью, пополняя ряды точно таких же Жертв — жалобщиков на жизнь.

Продолжая тему игр и обмена энергией.

Очень многие играют в эту игрушку, не поднимая головы и не оглядываясь на Мир вокруг, считая, что именно так оно все и устроено. Если не вам должны, то должны вы, иная постановка вопроса вызывает недоумение: «А как иначе-то?!».

Наверняка в вашем окружении есть такой человек. Он может спокойно относиться ко многим вещам, но, когда дело касается определенного вопроса, вдруг становится серьезным и проникновенно произносит: «Понимаешь, я должен!» (и глазами так — Ы!)

Другой пример: рассерженная мать общается с ребенком — «Да ты должен мне по гроб жизни!» Подразумевается, конечно же, что она сама тащит на себе этот тяжелый долг дочери по отношению к родителям и уже не знает, куда ей от этого долга деваться. Поэтому перекладывает часть своего «долга» на ребенка, уча его быть должником по отношению к ее родителям и (по умолчанию) к ней самой, в надежде со временем освободиться от бремени и почувствовать, наконец, каково оно — когда ты уже никому ничего не должен, зато тебе вокруг все должны.

На чувство долга навешиваются такие замечательные понятия как «стыдно» и «ты виноват». Неважно, в чем и перед кем, повод найдется всегда. Главное, что тебе должно быть стыдно, ты виноват и поэтому всем вокруг должен. Ну, чтобы искупить вину, разумеется. Получается замкнутый круг и идеальная ситуация для манипулирования.

Другая сторона медали — это «мне должны!» Государство должно┘ общество должно┘ родители должны┘ природа должна┘ Это не более чем попытки сбросить с себя огромный кусок чувства вины по поводу невыплаченного долга.

Полный финиш, это когда: «Я должен сам себе». Хочется сразу спросить: что ты у себя взял, родной, что сам себе должен?

А вот еще довольно распространенный вариант: «Маг никому ничего не должен!» И грозный взгляд вокруг √ а попробуйте доказать мне обратное! А ну, кто первый! Типичная защитная реакция и┘ привлечение к себе внимания, попытка втянуть в игру: «Вы мне доказывайте, что я вам должен, а я буду сопротивляться». Очень много всяких вкусностей можно поиметь с такой игры: и повышенное внимание к собственной персоне, и доказательство самому себе своей же крутизны: «да я всем нужен, вон они скачут-то как вокруг!», «а поймать-то никто не смог, значит, я крут!».

Смотрите, что получается. Чувство долга √ оно как качели (ну или монада «инь-ян» в китайской космогонии). Если одно из утверждений оказывается на самой вершине, оно имеет тенденцию быстро (чем выше поднялось, тем быстрее) опускаться вниз, а затем превращаться в свою противоположность┘ качели качаются┘ и будут качаться до тех пор, пока их раскачивают. Многие так увлечены самим процессом, что даже не помнят, что это всего-навсего качели┘ игра. Вне этих качелей Мира для них не существует.

Надо сказать, что это не я такая умная. Мне подсказали. И показали, ткнув носом, потому что я сама с увлечением играла в эту игру. Показали, потому что изнутри, из мира людей, мало кто может увидеть ее. Слишком глубоко она прошита на многих слоях этого Мира, слишком давно в нее играют.

Люди не понимают, как это так, жить без чувства долга. Ведь чувство долга у нас проходит по категории «святое, грязными лапами не тронь!». Про него слагают песни и легенды (не поленитесь, найдите конфуцианские истории про «сыновний долг», очень познавательно), снимают кинофильмы, рассказывают детям с младенчества. Все мы, так или иначе, ведемся на это. Кого не зацепить фразой: «Государство в тебя столько вложило, ты теперь должен┘», того цепляет: «Я твоя мать! Ты мне должен┘» или (о, как на это ведутся мужчины!… правда, с весьма непредсказуемым результатом) «После свадьбы ты должен…». И ведь народ верит и в самом деле считает себя должным! Со вздохом соглашается, перебарывает себя, задвигает подальше свои планы, мечты и┘ вперед! с тяжелым камнем на хребтине к светлому будущему (какому, правда, никто не сообщает) √ освобождение от чувства долга (а заодно от вины и стыда) висит перед носом вкусной морковкой.

Если бы все было так просто, на чувство долга никто бы так повально не велся. Ну должен и должен, в другой раз отдам, раз сейчас не получается.

Нет, тут есть хитрый такой, почти незаметный крючочек. Если ты должен, значит, ты кому-то нужен! Собственно, на этом и строится вся игра. Сначала существо начинает верить в то, что его никто не любит (соответственно, оно никому не нужно), а потом √ раз! Идея! Если я буду давать кому-то много-много (да еще сделаю так, чтобы у этого кого-то была постоянная нехватка того, что я даю), то я буду ему нужен. Но если много давать, а уж тем более, отрывая от себя, значит, он мне будет должен! Будет должен общаться, слушаться, любить┘

У этой игры много слоев. Скажу только, что однажды в нее решили играть те, кто перестал верить в любовь, перестал верить в то, что он кому-то небезразличен. Просто так, а не потому, что ему должны. И уж тем более, потому, что должен он.

Этой статьи в свое время я не нашла. Поэтому сейчас решила написать ее.

Физика.
Все помнят параграф учебника по физике за какой-то там класс «Корпускулярно-волновая теория света»? Корпускулы нас сейчас волновать не будут, перейдем сразу к волнам. Итак, любое излучение имеет волновую природу. Рентген, радио, тепло, свет, звук и куча всякого другого, которые отличаются друг от друга такой характеристикой как длина волны. Человеческий глаз заточен под то, чтобы воспринимать излучение с длиной волны от 380 до 760 нм (в среднем, разумеется, эти показатели могут варьироваться). Это излучение соответствует всем цветам радуги от фиолетового до красного. Разница в цвете — это как раз разница в длине волны в пределах заданного диапазона. Это исключительно то излучение (то есть, довольно узкий диапазон из всего спектра излучений, наличествующих хотя бы на планете Земля), которое попадает на зрительный нерв и впоследствии анализируется мозгом. Вот в мозгу и начинается всякое интересное.

Психология.
Итак, благодаря специфической конструкции оптической линзы, которая называется хрусталиком, в мозг попадает а) перевернутая и б) искаженная картинка окружающего мира. В первые месяцы жизни младенец учится видеть предметы адекватно их расположению в пространстве. Другими словами, окружающее пространство, внешний мир мы воспринимаетм отнюдь не так, как нам «показывают» глаза.
Вопросы о субъективности восприятия своими собственными глазами еще остались? Тогда продолжу.
То есть, мозг в данном случае работает как компьютер, автоматически вычисляя «реальную» картинку окружающего пространства.
Помимо того, что мозг обрабатывает световой поток, поступающий через глаз, одновременно вычисляя расстояние до предметов и их объем (при наличии двух глаз, разумеется), он к тому же отсекает «лишние» детали, чтобы не загружать «оперативную» память. В принципе, мозг так постпуает со всеми данными, получеными от органов чувств. Иначе бы сознание захлестнуло информацией от ощущений: стука сердца, шума крови в сосудах, кишечных шумов, тепла-холода каждой части тела, одежды на теле… Представляете, вы читаете книгу и вместе со смыслом слов до вас доходит каждая неровность каждой буквы, оттенок страницы, буквы, отпечатавшиеся с противоположной стороны листа и т.п.
Человеческое сознание устроено рационально, поэтому отсекает все ненужные детали автоматически, чтобы сфокусировать внимание на самом главном. Таких фильтров несколько: одни работают с первичным сигналом, поступающим на органы чувств, остальные отсекают те детали, которые кажутся лишними нашему подсознанию. Обработка данных происходит автоматически и проходит мимо осознанного внимания человека. Например, если ребенок и взрослый читают одну и ту же книгу, то полнота осознаваемой визуальной информации будет разной. Ребенок будет по буквам разбирать каждое слово, пока не узнает его, а взрослый «опознает» слова, просто окидывая взглядом страницу. Взрослое сознание уже умеет мыслить шаблонами, подбирая по некоторым ключевым параметром из набора готовых шаблонов (созданных в результате обучения и воспитания) подходящий — как ему кажется.
Еще пример работы шаблонов восприятия: какого цвета снег? Ну, разумеется, белый, ответит большинство. А меньшинство, оказавшееся художниками, будет рисовать снег какого угодно цвета, но только не белого. Хотя бы потому, что хороший художник этих шаблонов восприятия старается избегать.
Если после всего у вас еще осталось твердое мнение, что окружающий мир является именно таким, каким его видят ваши глаза, то дальше в можете не читать.

Мааагия
Если понаблюдать за маленькими детьми, то можно увидеть, что они живут в своем, «выдуманном» мире. Они видят что-то свое, рисуют что-то непохожее на реальный взрослый мир, причем взрослые очень активно убеждают их, что такого не может быть и это чистой воды фантазияя. И ведь, в конце концов, им это удается.
Я слышала чудесный рассказ про ребенка, который рисовал всех людей разным цветом. Красным, черным, желтым, зеленым и т.п. Воспитатели в детском саду безрезультатно пытались научить рисовать «нормально» (т.е. так, как видят они сами), на что ребенок непонимающе возражал: «Но разве вы не видите, этот дядя и правда красный».
Разумеется, если хочется чего-то эдакого, то можно сказать, что ясновидение — это Дар, дается обязательно Свыше, и не просто так, а для каких-то Важных Целей… и что теперь ясновидящий Обязан. Что характерно, обязан рассказывать окружающим о том, что он видит в их жизни (будто бы они и сами не знают). Иначе никакой это не ясновидящий, а, понятное дело, шарлатан.
Пусть те, кому это интересно играют в такие игры.

И снова психология.
А мы вернемся к собственно механизму видения. И снова уйдем в психологию. (Занудным тоном) У человека наличествуют следующие репрезентативные системы: визуальная, аудиальная, кинестетическая, вкусовая и обонятельная. Репрезентативная система это то, как человеческое сознание кодирует информацию, поступающую от органов чувств. То есть, любая информация, попадающая из окружающего мира может быть представлена в виде набора определенных характеристик: цвета, размера, вкуса, запаха и прочих ощущений. У каждого человека одна из систем доминирует, то есть, является любимым способом представления информации (отсюда это НЛПшное разделение на визуалов, аудиалов и кинестетиков).
И если человек вдруг уловил некую информацию, прошедшую не через его органы чувств, а каким-то другим способом, то для того, чтобы сознание ее восприняло, оан должна быть представлена вышеописанным способом. Это раз.
И у этого человека шаблоны восприятия информации должны быть сведен к минимуму, а еще лучше — контролироваться сознательно. Это два.
Посему, если вы что-то там такое чувствуете (слышите, ловите «запах»), но не видите красочных картинок и поэтому переживаете, что видение у вас не развито, то это исключительно ваши личные переживания, не имеющие ничего личного с вашей способностью видеть.